Жизнь на алматинской барахолке

Жизнь на алматинской барахолке
Фото: Дина Джулаева
В 2014 году не стало той барахолки, какой мы ее знали раньше. Контейнеры один за другим начали сносить, а на их месте появились торговые дома. Спустя 5 лет после нешуточных страстей и скандалов атмосфера на рынке стала спокойной. 
Правда, торговцы признаются, что еще сожалеют о случившемся. Мимо проезжают носильщики — они же грузчики — и думают о том, как прожить на мизерную зарплату. Охранники возмущаются, увидев фотоаппарат. Ну а нам всё же удается запечатлеть новую жизнь легендарного рынка.
Барахолка Алматы
Барахолка Алматы
История алматинской барахолки начинается в 1984 году. Тогда это был пустырь, где торговцы начали продавать книги. В 1990-х годах начался вещевой бум. Сначала одежду раскладывали прямо на земле, потом появились прилавки с навесами. Ряды разрастались в стороны и вглубь, появились рынки «Болашак» и «Кулагер».
В 2011 году началось тяжелое время для работников барахолки. Тогдашний аким города Ахметжан Есимов сообщил о ликвидации рынков, «которые не соответствуют нормативным требованиям, либо нарушают градостроительные регламенты». Среди торговцев эта новость вызвала шквал возмущений. Они выходили на акции протеста и не желали покидать свои места. Вскоре начались крупные пожары, сгорело множество контейнеров, пострадали люди. Назывались разные причины возгорания, в числе которых был поджог.

На месте ликвидированных контейнеров стали возводить торговые дома. Наш обход мы решили начать с рынка «Алатау». С 2014 года здесь было построено три здания, сейчас идет строительство четвертого.
Азиз Тогиров
Азиз Тогиров
Перед строящимся зданием временно расположился ряд контейнеров. Владельцы говорят, что скоро их торговые точки пойдут под снос, поэтому им предстоит переехать в новый павильон.
— Там построили, тут строится. Барахолка становится лучше, зачем нужны эти контейнеры? Жара, пыль, дождь, грязь, всё приходится заносить. А в здании зимой тепло, летом прохладно. 5 лет назад все возмущались, скандалили, а сейчас радуются. Да что там, и у меня были сомнения, другие цены были тогда. Построят павильон — перееду туда обязательно. А это всё снесут. Только вот торговля ослабла, если честно… В последние несколько лет совсем плохо, — рассказывает владелец торговой точки Азиз Тогиров.
У следующего контейнера нас встречает мужчина по имени Толап. Он рассказывает, что всю жизнь посвятил торговле. Еще в советское время Толап отучился в Москве на товароведа. На барахолке он торгует коврами уже 29 лет.
— Такого базара, как сейчас, не было: палатки стояли, парочка контейнеров. А теперь барахолка огромная — наверное, люди богатые стали. Сейчас стройка идет, дорогу закрыли. Там был у меня склад большой, 300 квадратных метров, проезда к нему нет пока. 
VOX: Не устали от этой вечной стройки?
— Не я же строю, они строят, - смеется мужчина.
Внезапно улыбка сходит с его лица.
— Я не только устал, я всё потерял, - продолжает он. — На базаре «Азия» 25 тысяч долларов отдал за 2 склада, так и ушло, снесли. На «Алатау» было 2 склада — как нашел, так и потерял. Переезжал 4 раза. Здесь уже на аренду встал, дорого — 100 тысяч тенге плачу. Обещают в декабре открыть дорогу, посмотрим, что будет.
VOX: А в торговый центр будете переезжать?
— Зачем мне туда переезжать? Дорогу откроют, обратно вернусь на свой склад. Там клиенты уже свои. А в здании мне 300 квадратных метров за сколько отдадут? Опять десятки тысяч долларов или аренда. Ну уж нет.
В самом здании торговцы встретили нас не очень приветливо. Многие отказались разговаривать, и уж тем более — фотографироваться.
Один из владельцев всё же впустил к себе, но попросил не разглашать его имя и фамилию.
— 18 лет я на барахолке уже, бутик мой тоже пошел под снос, переехал сюда. Люди тогда очень ругались, и я тоже. Просто человек так устроен — думает, мол, всё, что ни делается, делается ему во вред. Особенно здесь у всех горячая кровь. Да, я тоже всё потерял, но ничего нет вечного в этой жизни. В какой-то момент я даже обрадовался, что буду в здании. Но торговля не очень идет в последнее время, если честно.
Чтобы не конфликтовать с руководством, мы постарались не задерживаться внутри торгового павильона.
— Носки фотографируйте, меня не надо, нефотогеничный я, — смеется торговец Роман. — Мне кажется, что рынку я отдал всю жизнь, и понял, что от нас ничего не зависит. Стоял я всегда на улице, потом купил место в золотом ряду, сдал его в аренду, а сам тут — носки продаю.
VOX: Что дальше планируете?
— Жить, работать, торговать.
VOX: Людей стало меньше?
— Пойдет, нам всегда всего мало.
Рядом с торговой точкой Романа мы увидели несколько закрытых бутиков с объявлением о сдаче в аренду, внутри некоторых велась стройка.
— Сдают контейнеры, не знаешь? — обратилась ко мне женщина.
— Сдают, позже придите, — крикнул проходящий мимо мужчина.
Заметив фотоаппарат, женщина представилась нам Машей и поспешила попрощаться.
VOX: Где сейчас вы торгуете?
— Пока нигде. Некогда рассказывать, да и нечего. Товара у меня много, пальто продаю, а места нет, мой контейнер попал под снос. Когда-то давно вот тут стоял (показывает на торговый дом «Алатау 1»). Занята я, работать надо…
Мы обошли немало рядов, поговорили с разными продавцами и владельцами бутиков. Многим удалось оправиться после серьезных перемен в жизни рынка и крупных пожаров. Практически все говорили, что торговля сильно ослабла в последнее время, но в целом стало в разы спокойнее.

На барахолке практически исчезли торговцы едой и грузчики с криками «Жол! Жол!». Зато стало больше вот таких киосков с продуктами.
Грузчиков с большими тележками по-прежнему очень много. Они признаются, что работают сутками и времени на личную жизнь почти не остается. Но имени своего не раскрывают.
— Запрещают у нас сниматься. Потом вся барахолка увидит, — заявил один из работников. — Тяжело нам на жаре работать. Зарплата у нас — когда как: много людей — хорошо, мало людей — мало денег. В среднем выходит 5 тысяч тенге в день, еще и покушать есть, чай со сладостями иногда дают. Я сам не приезжий, живу в селе Шамалган. Мой хозяин держит контейнер на рынке «Байсат». Там я и продавцом работаю, и грузчиком. Товары с «Байсата» везу на стоянки, где ждут КамАЗы из Шымкента, Тараза, и продаю им. Кстати, забирают охотно, особенно посуду и текстиль. Что еще рассказывать? Всё как раньше на барахолке, здесь свои законы.
Абдишукир Нурсеитов
Абдишукир Нурсеитов
Абдишукир Нурсеитов — единственный человек из охранной службы, который не стал нас сопровождать на выход, узнав, что мы снимаем репортаж. Он трудится здесь уже 15 лет.
— Получаю 85 тысяч тенге — согласен, мало, но что делать? До пенсии уже немного осталось. Раньше на улице стоял целый день, мучился, сейчас в здании, в прохладе хожу, да и уровень преступности снизился. График у нас — сутки через двое. Меня всё устраивает, — делится мужчина.
— Здравствуйте, не желаете помочь ребенку? — подходит к нам девушка с коробкой для сбора денег.
В разных частях рынка мы встретили троих «волонтеров», собирающих пожертвования для больных детей.
— ДЦП у девочки. У нас есть руководитель, который дает точку. На барахолке ходим, потому что проходимость большая. С утра до вечера здесь стою, — рассказывает девушка.
VOX: У вашего руководителя много работников? Вам платят зарплату?
— Нет, что вы! Я волонтер, таких, как я, у руководителей примерно 15 человек. Мы все делаем это ради благотворительности, нет никакой прибыли ни у них, ни у нас. Просто так стоим, ради деток.

Пройдя дальше, мы видим очередь возле флюкара.
Оказалось, сегодня на рынке проходит бесплатный профилактический осмотр работников и посетителей барахолки.
Возможность оставить прилавок и проверить состояние организма у торговцев выпадает нечасто. Поэтому к приехавшим специалистам из поликлиник продавцы быстро выстроились в очередь.
Майра Жунисова
Майра Жунисова
Как рассказала главный врач поликлиники № 11 Майра Жунисова, медики Жетысуского района Алматы проводили обследование работников рынков «Байсат», «Салем» и «Алатау-1» на протяжении трех дней.
— Мероприятие проводится с участием наших врачей, врачей СПИД-центра, кожвендиспансера, онкоцентра, специалистов городского центра ФЗОЖ. Здесь находится флюромашина, есть передвижной медицинский комплекс.
VOX: Можно ли утверждать, что на рынке наблюдается более высокий риск распространения опасных инфекций, нежели в других местах?
— Среди населения бытует мнение, что барахолка — рассадник болезней. На самом деле отрицательной динамики не наблюдается. Бывало, что в дни акции люди узнавали о сахарном диабете, наличии артериального давления или признаках хронического бронхита. Серьезных паталогий выявлено не было. Акция проводится именно здесь по другой причине: торговцы говорят, что они 6 дней в неделю работают с утра до вечера и отдыхают только в понедельник. Одного дня им недостаточно, чтобы пройти обследование. Особенно если нужно обращаться к узкопрофильным специалистам.
Торговцы могли проверить уровень сахара и холестерина в крови, причем результаты были готовы практически сразу.
Любой желающий мог узнать, есть ли у него глаукома — одно из наиболее опасных глазных заболеваний, при котором зрительный нерв постепенно погибает.
Можно было измерить артериальное давление.
Всем продавцам и покупателям предоставили возможность пройти экспресс-тестирование на ВИЧ и СПИД, результаты которого готовы уже спустя 15 минут — кстати, это можно было сделать анонимно, не называя свою фамилию.
Можно было проконсультироваться у узкопрофильных специалистов: маммолога, дерматолога, неврапотолога, психолога.
Намик Гусейнов
Намик Гусейнов
Владелец бутика Намик Гусейнов:
— Я сам с Кавказа, много лет живу в Алматы. Раньше был бутик, попал под снос, потерял много денег. Сейчас заново отстроились, работаем. Не бывает у нас времени по больницам ходить. График такой, целыми днями на работе. Я даже не помню, когда в последний раз был в больнице.
Продавец с рынка «Байсат» попросила не называть ее имени. Женщина торгует посудой больше 10 лет.
— По состоянию здоровья решила заглянуть на акцию. Мы рады, что нам организовали осмотр, очень удобно. Тяжелая работа у нас, на психику давит. Когда есть торговля, мы рады, когда нет — переживаем, что за место, аренду надо заплатить. Из-за этого стрессовое состояние возникает. Бывает, сердце покалывает, давление сильно понижается, пока что результаты хорошие, буду ждать рекомендации врачей. Кстати, мне очень помогла сегодня психолог. К ней я обратилась с личной проблемой, так как получила стресс по семейным обстоятельствам.
Психолог отделения профилактики и психосоциальной помощи Назгуль Исмуханова:
— С 9:00 до 13:00 у меня проконсультировались 26 человек, из них 8 мужчин. Хотелось бы отметить, что люди забыли о своем здоровье, у них совсем другие ценности, основная — заработать денег. Женщины подходят с той проблемой, что им приходится всё решать самим. Мужчины в основном не могут раскрыться, ни с кем не делятся своими переживаниями, из-за этого замыкаются в себе. Я говорила им, что нельзя жить только ради других, нужно уделять время себе. У многих удалось изменить отношение.
В целом в ходе акции врачи обследовали 425 человек. Больше 100 человек обратились к психологу, примерно столько же — к маммологу и дерматологу. Экспресс-анализ на ВИЧ/СПИД сдали 226 человек, не выявлено ни одного положительного результата. У некоторых впервые были диагностированы артериальная гипертония, повышенное содержание холестерина и сахара в крови. 9 работникам, которые обратились с гипертоническим кризом (от 180/110 до 220/120 мм рт. ст.), была оказана неотложная помощь.

Все наши материалы вы также можете оперативно получать на нашем канале в Telegram: https://t.me/Voxpopulikz.

Категория: Без рубрики
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.

Наш кулинарный блог